КИНОПЕРЕВОД

РЕКОМЕНДАЦИИ  И  ТРЕБОВАНИЯ

© Олег Мешковой, г. Москва, 2009–2014…

 

Инструкции кровью писаны.

(народная мудрость)

RTFM – Read The Fucking Manual!

(иностранная пословица)

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение

Глава I. Техническая, или «Договоримся о терминах»

Глава II. Лирическая, или «Сдача крови»

Глава III. Выбешиваемая, или «Ты в порядке?»

Глава IV. Опытная, или «Девушкасранчо»

Глава V. Примерочная, или «You are welcome»

Заключение

  

Введение

Должен вас предупредить, коллега, что от всех переводчиков, которые со мной работают, я добиваюсь качества уровня полной готовности текста к озвучиванию сходу. Поэтому мне нужен не только правильный перевод без ошибок (что само собой разумеется) и хороший грамотный русский язык, но и УКЛАДКА, и РАЗМЕТКА (подробнее о том и о другом – ниже). Плюс единое, привычное для актёров и удобное для нашей совместной с вами работы оформление (форматирование).

Помните, что мы переводим кино, а не скрипт. Текст скрипта – лишь подручное средство. Увы! Они – фильм и скрипт – не всегда совпадают на 100%. Понятно, что в случае расхождения между текстом и фильмом мы ориентируемся на видео. Это касается как букв слов, так и тайм-кодов.

 

Глава I. Техническая,

или «Договоримся о терминах»

– Пробелы вы не переводите, поэтому мы вам их оплачивать не будем.
– Хорошо, я пришлю вам перевод без пробелов.

(из диалога издателя и переводчика)

ТАБЛИЦА. Перевод всегда размещаем в виде таблицы в три колонки (столбца). Левая колонка – для тайм-кодов, средняя – для персонажей, правая – для собственно текста (здесь тоже иногда нужны тайм-коды, но об этом тоже ниже). В средней колонке обязательно подчёркиваем женские персонажи (мужские – ни в коем случае). А также обязательно подчёркиваем детские персонажи, ибо их озвучивают актрисы. Вне таблицы не должно быть ни одного слова. Растяжку текста командой «по ширине страницы» не применяем.

Прим. Переводчик в средней колонке только подчёркивает женские и детские голоса. Все остальные выделения имён персонажей – жирным шрифтом, курсивом, маленькими (строчными) буквами и проч. – это распределение ролей, которое делает только редактор (режиссёр).

Прим. 2. Текст одного отдельно взятого персонажа – покуда его не перебили и не начал говорить кто-нибудь другой, – должен находиться в одной отдельно взятой горизонтальной строке (ячейке) таблицы, невзирая на количество этого текста, длину пауз внутри него и т.д. Как только заговорил другой персонаж – появляется новая строка (ячейка) для текста этого другого персонажа. Понятно почему – только в этом случае при редактуре перевода реплики и имена персонажей не «разъедутся», не приведут к несоответствию между собой, не сдвинут тайм-коды и не вызовут хаос. Редактор сократит или добавит текст внутри какой-либо строки, впишет туда свои комментарии – высота ячейки может при этом уменьшиться или увеличиться, но все остальные строки и вся таблица не пострадают.

ОФОРМЛЕНИЕ. Текст перевода представляем в виде файла в формате «Word», расширение «.doc» (не «.docx»!). Шрифт – «Times New Roman», размер (кегль) – 14, междустрочный интервал (интерлиньяж) – 1,5 (полуторный). Работу подписываем: в первой отдельной строке таблицы полужирным написанием (вот таким) указываем фамилию и имя автора перевода и название фильма (полнометражного или одиночного документального) или номер серии (если это сериал) – например: Опохмелов Василий («Утро туманное») или Опохмелов Василий (321-я серия).

НУМЕРАЦИЯ СЕРИЙ. В сериалах номер серии всегда трёхзначный, первая цифра из трёх – номер сезона, вторая и третья цифры – номер собственно серии. (Стало быть, 321-я серия – это 21-я серия 3-го сезона, 205-я серия – это 5-я серия 2-го сезона и т.д.) В сериале «Звёздные врата», в котором наколбасили десять (10!) сезонов, нумерация в последнем сезоне четырёхзначная (от 1001-й до 1020-й серии), но это исключение из правил.

Прим. Файл называем только по-русски, например: «Мёртвые не потеют_418.doc», а в теме письма указываем только «Мёртвые не потеют 418» – и тоже только по-русски. Больше ничего лишнего – ни английского названия, ни имени-фамилии автора, ни слов типа «Perevod» в названии файла и в теме письма не надо. Совсем.

НУМЕРАЦИЯ СТРАНИЦ. Страницы нумеруем, выставляя номера в верхнем правом углу, – так, как пронумерован этот текст. 

ТАЙМ-КОДЫ. Расставляем их в соответствии с тайм-кодами на видео независимо от наличия тайм-кодов в скрипте. Тайм-код – есть совокупность двух двузначных чисел, разделённых двоеточием и обозначающих минуты и секунды, на которых начинается реплика (например: 01:47, 24:59, 42:33 и т.д.). Не надо ставить тайм-код перед каждой репликой – грубо говоря, они должны стоять там, где они должны стоять. Т.е. там, где они действительно нужны, где у актёров есть время поднять глаза на экран и прицелиться. В диалоге без пауз, где реплики идут одна за одной, тайм-код вообще нужен только на первой реплике. Но если возникла пауза – нужен тайм-код на реплику после паузы. (Поэтому-то тайм-коды очень часто стоят и в правой колонке таблицы, предназначенной для реплик, – когда персонаж крепко задумался, замолчал, а после паузы продолжил свою речь.)

Итак, расстановка тайм-кодов: в начале каждой новой сцены; всегда после паузы в тексте; в длинных монологах – один раз в десять–двадцать секунд (или каждые четыре–пять срок) для контроля, чтобы не убежать вперёд и не отстать.

Прим. Тайм-коды типа «01:30:05» ставить не надо, достаточно «30:05». То, что

идёт уже второй час фильма, и так очевидно. Не тратьте силы и время на указание часа перед минутами и секундами.

Прим. 2. В случае отсутствия тайм-кода, записанного – «прошитого» – на видео (что крайне редко, но бывает), расставляем тайм-коды по видеоплееру – но только в этом случае.

Прим. 3. Однако если тайм-коды стоят слишком часто, это уже даже не перфекционизм, а «избыточное качество» – актёры, конечно, обожают, когда тайм-коды стоят буквально на каждую реплику, но это лишняя трата сил и времени переводчика. 

ЗНАКИ ПАУЗ. Паузы обозначаются слэшами (косая черта / ), многоточиями и отточиями. Длинная пауза (более 5–10 секунд) – двойным слэшем //, причём после неё нужен тайм-код – иначе актёрам неизвестно, где вступать и когда набирать воздух в лёгкие. Многоточия и отточия тоже обозначают паузы, но короткие, интонационные, часто указывающие на характер чтения, когда персонаж как бы размышляет, подбирает слова – или помирает и поэтому говорит с трудом.

ТИТРЫ. Помимо названия фильма, мы указываем: актёры в главных ролях, автор сценария (не «сценарист»), оператор, композитор, продюсер и режиссёр. Все прочие художники-постановщики, исполнительные продюсеры, гримёры и осветители нас не интересуют. Каждую позицию ставим с новой строки, предваряя её тайм-кодом – это необходимо потому, что в титрах между оператором и режиссёром может затесаться какой-нибудь художник по костюмам или монтажёр. В сериалах нам нужны только актёры, автор идеи (не сценария) и режиссёр. Если все титры – кроме названия сериала (и/или серии)! – идут на диалогах и озвучивать их, стало быть, некогда, просто выносим их в самый конец после текста в «братскую могилу».

Прим. Если в документальном фильме титры «Джон Пупкинд, Кембриджский университет, старший дворник» появляются всякий раз, как Джон Пупкинд опять оказывается на экране и открывает рот, мы делаем перевод и озвучивание этих титров лишь в первое появление Джона вместе с титрами. Причём, если одновременно с титрами начинается прямая речь этого Джона и озвучивать титры вроде бы некогда, чуть сокращаем (укладываем) эту его речь, чтобы успеть озвучить титры.

Прим. 2. Если же в документальном фильме диктор представил этого Джона ещё перед первым появлением того на экране, сказав, например: «А сейчас старший дворник Кембриджского университета Джон Пупкинд покажет, как надо подметать двор», то титры переводить вообще не надо – мы не будем представлять Джона два раза подряд, это уже выходит избыточная информация. 

НАДПИСИ. Если надпись (вывеска на магазине, газетный заголовок, строки письма, афиша, монитор компьютера, смс-ка и проч.) нам показывают крупным планом, её надо перевести и поставить тайм-код, указав: НАДПИСЬ. Разница между надписью и титрами в том, что:

– НАДПИСЬ – это то, что как бы само «попало» в кадр (например: записка «Джон, я люблю тебя. Твоя Джоанна», объявление «Пива нет и сегодня не будет», смс-ка на дисплее телефона «Не звони мне больше, козёл!»),

– а ТИТР – это то, что нарисовали нам графикой поверх картинки авторы-создатели фильма (например: «Три года спустя», «Пять часов утра», «Планета Икс в галактике Фикс», «Эйяфьядлайёкюдль, Исландия», «Чикаго, тысяча девятьсот семьдесят второй год», «За полчаса до весны»).

Прим. Если НАДПИСЬ или ТИТР важны для сюжета, для понимания зрителем фабулы фильма, то их надо озвучить. Пусть даже при этом они появляются на чьей-то реплике – значит, жертвуем частью этой реплики. Если из диалога понятно, о чём идёт речь, – например, на экране появляется заголовок статьи или сама статья, – если об этом говорят, то можно не переводить и не озвучивать.

Прим. 2. В смс-ках обычно указывают отправителя, и чаще всего это важно. То есть в полном виде НАДПИСЬ должна выглядеть так: «От Маргарет. Не звони мне больше, козёл!».

УДАРЕНИЯ. Только подчёркиваем, не выделяем ещё и курсивом и/или полужирным. Ставим ударения в именах, фамилиях, незнакомых топонимах, редких словах, названиях и т.д. – как минимум один раз тогда, когда это слово произносится в фильме впервые. В средней колонке таблицы (там, где имена персонажей) ударения ставить, разумеется, не надо.

Прим. Постановка ударения в омографах обязательна. Например: аккуратно «сложена» и хорошо «сложена», «бронирование» и «бронирование».

КАВЫЧКИ. Ставим кавычки в названиях (зданий, отелей, кораблей, компаний, журналов, газет и т.д.). Ставим также на таких репликах, когда персонаж за кем-то повторяет, особенно передразнивая, изображая кого-то, издеваясь или глумясь. Или когда он что-то читает вслух.

АББРЕВИАТУРЫ. Все аббревиатуры (кроме часто употребляемых, типа СССР, США, БМВ, ДНК, НЛО) надо прописывать так, как они произносятся. Например: автомобиль Дэ-Ка-Вэ, Ди-Ви-Ди-плеер, игрок Эн-Бэ-А, Эс-Эн-Си-Эй, вариант Дэ… Такие аббревиатуры, как НАСА, по слогам не расписываем, но ударение ставим.

ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ записываем словами. Например: пятьдесят баксов, миллион поцелуев, в тысяча восемьсот двенадцатом году, в девять часов, с пятнадцатой попытки, в семь–сорок.

ПЕРЕВОД ПЕСЕН. Актёры в закадровом озвучивании не поют – поют в дубляже. Обычно песню в закадре тоже читают, причём это делает один голос. Но читают, как бы обозначая пение, – как стихи, примерно соблюдая размер. (Однако я часто прошу актёров читать песню хором, если считаю это ну очень уместным, хотя это и против правил.) Что касается размера – то его нужно соблюдать при переводе лишь примерно, особо не заморачиваясь. Всё равно песня не поётся, не дублируется, а как бы обозначается. Но, конечно, чем точнее размер и рифма – тем лучше (чисто из любви к искусству, не более того). Плюс не надо забывать про тайм-коды, чтобы разложить песню по строчкам.

МЕРЫ (все, кроме морских миль, кабельтовых и узлов) переводим в метрические, т.е. футы, дюймы, галлоны, фунты, градусы по Фаренгейту и Реомюру, сухопутные мили и т.д. – в сантиметры, километры, килограммы, градусы по Цельсию и т.д. Это легко – для этого придуман интернет, перевод происходит быстрее нажатия на кнопку. Понятно, что точность не всегда уместна: фразу «до города шестьдесят миль» не надо переводить «до города девяносто шесть целых пятьдесят четыре сотых километра», а надо «до города сто километров» или «километров сто». Но если кто-то победил на соревнованиях с результатом «двадцать девять футов одиннадцать с половиной дюймов», то ясно, что это «девять метров тринадцать сантиметров» и никак иначе.

Прим. Калибр оружия, «излюбленная» забава барышень-переводчиц, как и многое в этой жизни, – challenge. Но отнюдь не такой страшный чёрт, как его малютка. Это просто-таки напросто-таки диаметр пули, мины или снаряда в миллиметрах. Он легко переводится в привычные нам величины с помощью интернета за секунды. Например, тридцать восьмой калибр – калибр «девять миллиметров», пятидесятый калибр – «двенадцать целых семь десятых миллиметра» или, в целях укладки – «двенадцать и семь».

Прим. 2. Документалка – «высший пилотаж» киноперевода. Она заставляет переводчика влезать в тему, расширять и обогащать свой кругозор, лексикон и знания, учиться писать исключительно грамотно, книжно, литературно. Это очень полезный материал для роста!

 

Глава II. Лирическая,

или «Сдача крови»

Из десяти переводчиков девять не знают языка, с которого переводят, а из десяти знающих язык,
с которого переводят, девять не знают языка, на который они переводят.

(Шарль Нодье)

УКЛАДКА. Главная проблема киноперевода. И вот почему. Перевод обычный (литературный, деловой, письменный, синхронный и проч.) и перевод для озвучивания – это две большие разницы. Дело в том, что время звучания русского текста не должно превышать время звучания текста иностранного. Помните, коллега, что каждый из фрагментов написанного вами русского текста предназначен для прочтения вслух в течение временного интервала, который ограничен звучанием соответствующего фрагмента на языке оригинала.

Необходимые для выполнения этого условия сокращения и «облегчения» текста не должны приводить к искажению сути или к исключению важных смысловых элементов исходного текста. Допускается частичное «перекрытие» звучанием русского текста паузы в том случае, если она следует за соответствующим фрагментом текста на языке оригинала.

С проблемой укладки сталкиваются все начинающие кинопереводчики – вопрос в том, насколько быстро это будет понято и учтено. Суть проблемы вот в чём: переводчику жалко текст, слова, информацию – ведь он привык к нормальному полному переводу. Его душит жаба их сокращать – но это оборачивается перерасходом сил, времени и нервов всей группы озвучивания. Актёры захлёбываются, тратят слишком много сил на переписывания, гораздо быстрее устают, от страха не успеть тараторят, уже не задумываясь о смысле и интонациях того, что читают, психуют – на актёрском жаргоне всё это называется «сдача крови». Качество в таких условиях неизбежно падает, результат оказывается не таким, каким мог бы и должен быть.

Весь фокус в том, что актёры должны успеть не просто прочитать текст (причём обыгрывая его, на ходу соображая, о чём речь, и переключаясь с персонажа на персонаж!), а ПРО-АР-ТИ-КУ-ЛИ-РО-ВАТЬ его, не потеряв ни одного звука – а это совсем не то, что наша с вами разговорная речь. Поэтому, когда вы проверяете укладку, читая свой текст вслух, не проговаривайте его вполголоса – это бесполезно, – а читайте громко с артикуляцией (со временем очень быстро вырабатываются привычка и навык оценивать укладку на слух).

Очень часто озвучивание идёт на два голоса – один мужской и один женский, поэтому актёры должны успевать не только переключаться с одного персонажа на другой, но и переводить дыхание. Чтение взахлёб, скороговоркой – это не только нервотрёпка, дубли, трата времени и сил во время записи, это и просто некрасиво и плохо воспринимается на слух.

Да, в английском языке средняя длина слова 2,5 слога, а в русском – 3,4 слога (представляю, как мучаются финны, у которых средняя длина слова почти шесть слогов!). То есть русский минимум на треть длиннее английского – плюс «у них» куда более экономно-сжатое построение предложения. Мы же в этом не виноваты – значит, когда «они» тараторят, «мы» просто безжалостно выбрасываем часть информации, сохраняя смысл.

Лирическое отступление. Темпоритм киноперевода – это высший пилотаж. Это такая как бы смесь укладки и разметки, учитывающая сочетание ритма (т.е. ритмического рисунка), в котором говорят персонажи, и темпа (т.е. скорости воплощения этого рисунка), – а актёры, идя за этим ритмом, то ускоряясь вслед за ними, то замедляясь, при этом не убегают и не отстают. Всё это, конечно, метафизика, это трудно объяснить. Например, иной раз переводчик, найдя удачное и лаконичное выражение (и радуясь, как коротко можно передать мысль), не учитывает того, что актёр, читающий в заданном ритме, закончит фразу – а персонаж ещё продолжает говорить. Т.е. переводчик выкинул слишком много, а ритм нарушен – не хватило, может быть, буквально два-три слова. Приходится останавливаться, переписывать, растягивать фразу или добавлять слова. Причём если бы такая антиукладка была везде по тексту, то актёры бы ориентировались на неё, как на своеобразный темпоритм перевода! Но когда уложено или точно, или чуть-чуть мало, или чуть-чуть много – везде по-разному, актёры будут дёргаться, не будут угадывать – как они сами говорят, «не могут поймать ритм».

АНТИУКЛАДКА. Как ни странно, бывает и такое. Антиукладка случается тогда, когда запуганный злобным редактором переводчик выкидывает столько текста (чтобы не наезжали с претензиями по плохой укладке), что его просто физически не хватает. Приходится переписывать, добавлять текст (вслушиваясь в речь персонажей на видео или копаясь в скрипте – а работа-то стоит!), опять тратить время, силы и нервы – либо актёры начинают тянуть текст, растягивать слова (как они сами это называют – «петь»). Помни, коллега! Антиукладка – такой же жуткий геморрой, как и неуложенный текст.

РАЗМЕТКА важна не меньше укладки. Поставленные в нужных местах тайм-коды, слэши (знаки пауз), многоточия и отточия ведут актёра, как трамвай по рельсам. Разметка для актёров – как поводырь для слепого, который не позволяет убежать или отстать, который не даст потеряться, который останавливает перед переходом на красный сигнал светофора и переводит за руку на зелёный.

Актёры текст видят впервые (что для переводчиков иногда бывает откровением), читают и «играют» его сходу, без всяких репетиций, поэтому, разумеется, они ориентируются на разметку (как музыканты – в партитуре), а главное – на темп речи персонажей. Но в любом случае они стремятся начинать сразу за персонажем – и причём в быстром темпе, потому что, наученные горьким многолетним опытом в борьбе с плохой укладкой, боятся опоздать. Опытные актёры параллельно вслушиваются в темп, интонации, знакомые слова, имена, названия и по ходу могут начать тормозить, если чувствуют, что убежали. Поэтому если, скажем, реплика персонажа разделена ощутимой паузой, а знака паузы нет (что, как вы уже поняли, не есть хорошо!), актёры часто быстро прочитают всю реплику, дочитав её на паузе, а потом с огорчением услышат, что после паузы – и после них, актёров! – персонаж договаривает вторую часть реплики. Это значит – опять остановка, проклятия в адрес отсутствующего слэша, дубль, трата времени, сил, нервов и проч., и проч.

Поэтому кинопереводчику надо обязательно побывать на озвучивании, увидеть и услышать, как это делается. Это очень поможет в работе –  и во многом облегчит её. Не надо будет тратить время на многократную проверку каждой фразы.

Прим. Когда «они» на экране говорят – говорим и мы. «Они» молчат – мы молчим. Актёры читают текст строго по очереди, не наступая друг на друга – т.е. когда на экране говорят одновременно, перебивая и «наезжая» на чужие реплики, мы всё равно говорим по очереди (в отличие от дубляжа)! И ещё раз: актёры ориентируются на темп разговора на экране, но «наша» максимальная скорость речи ниже «их» максимальной скорости речи из-за требований артикуляции. 

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ. Ещё одна проблема. Впрочем, это не столько проблема, сколько часто встречающаяся у многих как бы неуверенность, несмелость, робость, что ли. Конструкцию фразы надо строить проще, по-русски, выбрасывать словесный шлак, находить русские эквиваленты, решительно уходить от кальки – вы, коллега, как профессиональный переводчик, уверен, понимаете, о чём я говорю. Нам не нужен буквальный подстрочный перевод – нам нужен красивый и легкочитаемый русский текст. Этому будем учиться на ходу – поэтому к памятке сразу присовокупляются статья из интернета «Монолог о диалоге» и книга Норы Галь «Слово живое и мёртвое». Они исключительно, даже неоценимо полезны для нашей работы. Начните со статьи, на многое у вас откроются глаза – и сэкономится ваше и моё время. И наши с вами силы.

Прим. Один из факов (FAQ – часто задаваемые вопросы, а не тот фак) такой: что делать, если какое-то место, фразу, выражение, абзац перевести ну никак не получается? Отвечаю: во-первых, ни в коем случае не переходить от отчаяния на перевод слов. Во-вторых, сам я не переводчик и могу только поделиться собственной эмпирической методикой разгадки таких ребусов:

1) учитывать буквально каждое слово в таком трудном месте – часто, ломая голову, переводчик не обращает внимание на какое-нибудь «лишнее», «мешающее» слово, из-за чего не может понять всё место целиком;

2) помнить про грамматику – какие слова каким подчиняются и какими управляют;

3) смотреть в словаре «Мультитран.ру» все значения слов и прикидывать, какое из них тут к месту;

4) проверять там же не слово, а целое словосочетание, выражение (!);

5) проверять по видео, а что и как, собственно, в этом месте играют, – очень часто, почти всегда видео подсказывает отгадку.

ПОПРАВКИ. В отредактированных текстах, которые я обязательно присылаю переводчику после озвучивания, я делаю поправки, выделенные разным цветом.

1. Красным – важные, критичные поправки по сути (например, неправильно переведено – упаси бог!) или по стилистике, упрощению конструкции предложения – дальше от кальки, ближе к русскому языку.

2. Голубым фоновым цветом выделены места переукладки, сокращения – т.е. так должен был выглядеть текст в этом месте, чтобы было прочитано не взахлёб, скороговоркой, которой всё равно не успеть, а нормально. Этим цветом показываю и примеры того, как легче, плавнее – а значит, красивее! – прочитать, проартикулировать!

3. Синим фоновым цветом выделены места нереальных проблем с укладкой. Большие куски вплоть до целых абзацев – то, что просто невозможно озвучить в том виде, в каком это дал переводчик. Короткие – слова и фразы, которые не влезли в процессе записи, т.е. не были уложены.

4. Зелёным – лишние слэши //, стоящие перед тайм-кодом на реплику ДРУГОГО персонажа, – на них не надо тратить время и силы.

5. Жёлтым – отмечена антиукладка, т.е. недостаток слов для заданного темпоритма чтения.

6. Лиловым – поправки, внесённые в текст не редактором/режиссёром, но заказчиком.

Внимание! Я рассчитываю на то, что переводчик проделывает как бы «домашнюю работу над ошибками», изучает отредактированный текст и, тщательно сравнивая его со своим вариантом, делает выводы на будущее. Иначе говоря, если я несколько раз подряд исправляю «Ого!» («Wow!») на «Ух ты!», «Надо же!», «Однако!», «Ничего себе!», «Вот это да!» и т.п., то автор перевода или по умолчанию принимает это к сведению и больше не употребляет это самое «Ого!», или задаёт мне вопрос «А почему, собственно?». Если переводчик видит сокращённую и выделенную голубым цветом фразу, он разбирается в том, почему это сделано, делает выводы на данном примере, как должна быть уложена фраза, и в другой раз не напишет лишних слов. Вообще вопросы приветствуются – ведь обсуждая наши проблемы, мы растём «над собой» в профессиональном плане.

 

Глава III. Выбешиваемая,

или «Ты в порядке?»

 Эта фраза (в дальнейшем – ТВП), будучи чемпионом мира и Олимпийских игр по демонстрации суконности казённого языка, глухоты употребляющего ТВП автора и его нелюбви к родной речи, по праву занимает первую строчку в списке самых отвратительных переводных штампов. Чудовищная ТВП давно заслужила отдельную главу (правда, в отместку ей глава эта будет очень короткой и без эпиграфа).

Подробнее о том, что ТВП означает лишь одно – проявление заботы о человеке, вы, коллега, прочитаете в прилагаемой статье. Богатейший русский язык может ответить на эту ТВП миллионом вариантов по ситуации: «ты цел?», «ты жив?», «как ты?», «всё хорошо?», «ты не ранен?», «не ушибся?», «больно?», «успокоился?», «страшно?», «что с тобой?», «тебе плохо?», «ты чего?» и т.д., и т.п.

Я же скажу коротко: употребление ТВП категорически запрещено! Вплоть до прекращения сотрудничества. Без шуток.

Прим. У ТВП есть сестра-близняшка – ЯВП. Вы угадали – это «Я в порядке». Всё вышесказанное относится и к ней. 

 

Глава IV. Опытная,

или «Девушкасранчо»

Всех сусликов прошу считать бобрами!

(из анекдота)

А анекдот такой: один синхронист на конференции зоологов переводил и переводил про сусликов, а в процессе понял, что речь не о сусликах, а о бобрах, и в конце произнёс фразу, вынесенную в эпиграф. В озвучке, увы, этот номер не пройдёт…

Биологические названия. Их необходимо выверять. Например: wild dog – не «дикая собака», а «гиеновая собака»: killer whale – не «кит-убийца», а «косатка»; salt-water crocodile – не «морской крокодил», а «гребнистый крокодил»; ground squirrel – не «земляная белка», а «суслик», king salmon – не «королевский лосось», а «чавыча», mountain lion – не «горный лев», а «пума», death shark – не «акула смерти», а «белая акула», и т.д. И, конечно же, bug – «насекомое», а не «жук»! Жук он только в тех редчайших случаях, когда речь идёт именно о жуке.

Неприемлемые звукосочетания. Неблагозвучий желательно избегать. Примеры нестареющей классики жанра – «девушка с ранчо», «с раннего утра», «гребешки с раковиной», «Питер и Майкл – с Рут во дворе), «это же ребёнок» и т.п.

Радиообмен. Обращаем внимание на условные сигналы во время переговоров по средствам радиосвязи. Например: Roger – понял, Charlie – третий, буква «С», Mayday – СОС (сигнал бедствия).

Национальная принадлежность. Имена должны соответствовать национальной принадлежности носителя – английской, немецкой, французской, испанской и т.д.: Дэниэл-Даниэль; Пол-Поль-Павел-Пауль-Пауло-Пабло; Энрике-Анриенрих-Генри, Джордж-Георг-Георгий. Например, традиционное написание имён английских королей: не «Уильям», а «Вильгельм», не «Генри», а «Генрих», не «Чарльз», а «Карл» и т.д. А вот арагонский король по имени James the Conqueror – это не Джеймс Завоеватель, а Хайме Завоеватель (Jaime el Conquistador).

Транслитерация имён и названий. Если имя исторического деятеля или название прочно вошло в историю, его транслитерируют в соответствии с традицией. Если речь идёт о менее известных людях или объектах, или о наших современниках – имя или название транслитерируют, учитывая то, как оно произносится на родном языке персонажа. Например: физик Исаак Ньютон, но писатель Айзек Азимов, химик Джон Дальтон, но актёр Тимоти Долтон. Если, скажем, в английском тексте речь идёт о французе по имени Martin Leclerc, то транслитерировать надо Мартэн Леклер, а не Мартин Леклерк. При этом французский танк «АМХ-56 Leclerc» по-русски называется именно «Леклерк» – вот какова сила традиции! Всё это легко проверяется и уточняется в интернете.

Примеры перлов: город Неаполь был переведён как Нэйплс, а Папа Иоанн Павел Второй – как Джон Пол Второй! Каково?! Понятно, что с такими переводчиками работать не имеет смысла, т.к. они равнодушны и не желают «расти над собой»…

Прим. Не всё, что по-английски пишется с заглавной (прописной) буквы, точно так же пишется и по-русски (названия животных, воинские звания, должности, национальность, государственная принадлежность, прилагательные от географических названий и проч.)!

Буква «ё». Понятно, что в иностранных именах, названиях и проч. букву Ё заменять буквой Е нельзя. Точно так же нельзя заменять букву Ё буквой Е в омографах – например, у слов «сложенный» и «сложённый», «заточенный» и «заточённый» – разный смысл.

Прим. Вообще употребление несчастной буквы «ё» на письме считается почему-то факультативным, поэтому требовать его я не могу. Но если вы будете применять её везде, где она необходима, актёры вам только спасибо скажут.

Употребление местоимений. Необходимо избегать лишних местоимений в русском тексте – как личных («Он сказал, что он пошёл»), так и притяжательных («Мой желудок взбунтовался», ведь в рассказе о самом себе достаточно «Желудок взбунтовался»!). По-английски нельзя сказать «я сунул руку в карман» – только «я сунул мою руку в мой карман». Но по-русски-то можно! И нужно! Поэтому со всеми этими «мой», «моя», «свой», «его» и т.п. надо быть внимательным – они очень часто лишние. Например, можно заменить «моя рука» на «у меня рука», если это уместно.

Прим. Переводчику – на заметку. Местоимения, как и всякие там обращения, прилагательные-определения и прочие вводные слова и словосочетания, – часто наименее ценная информация, первые кандидаты на вылет, неистощимый ресурс для сокращений с целью укладки текста.

Упрощение конструкции. Вообще надо стремиться к экономным, упрощённым конструкциям, избегать буквального повторения оборотов английского языка, следить за русским порядком слов в предложении.

• «Арсенал технических действий какого вида борьбы самый эффективный?» – «В каком виде борьбы самый эффективный арсенал технических действий?»

• «Хотела попросить вас позволить мне позвонить» – «Позвольте мне позвонить» (три глагола подряд – это уже неудачная конструкция, а здесь их четыре! Правда, они чуть разбавлены местоимениями, но тем не менее четырёх глаголов, даже трёх, идущих подряд, лучше избегать.)

• «В то время как я был» – «Когда я был»

• «И к тому времени, когда мы приехали» – «Когда мы приехали»

• «Почему бы нам не сделать небольшой разрез в начале?» – «Может, сначала сделаем небольшой разрез?»

• «Всё это мы вынем» – «Всё это извлечём»

• «В том месте, где была опухоль, теперь находится большое отверстие» – «На месте опухоли теперь большое отверстие»

• «Вы думаете, что он сможет продержаться ещё три или четыре недели?» – «Думаете, он продержится три-четыре недели?»

• «Мне это доставляет удовольствие» – «Мне приятно»

• «Самый крупный в мире среди всех пассажирских самолётов» – «Самый крупный в мире пассажирский самолёт»

Для общего развития. Как говорится, есть какие-то вещи!  

• Слово «Присаживайтесь» в значении как бы вежливого предложения сесть лучше не употреблять. (Только «Садитесь, пожалуйста» или просто «Садитесь», «Сядь» в зависимости от укладки текста.) На сайте «Грамота.ру» даже есть особая статья на эту тему: http://www.gramota.ru/class/istiny/istiny_6_krainij/ 

• Надо точно знать, как «Отче наш», что:

– ОДЕТЬ можно кого-то, т.е. человека или группу граждан (ребёнка в школу, армию в новую форму, дворников в тулупы, барышню с ног до головы),

– НАДЕТЬ можно что-то, т.е. предмет одежды или обуви (пальто, шапку, трусы, валенки), причём неважно на кого – на себя или другого чела. И не наоборот! (Запоминалка: «Надеть одежду – одеть Надежду».)

• «Я тогда заканчивал колледж» – неграмотно. Если речь идёт о любом учебном заведении, только «оканчивал». Например, «я окончил школу», но не «закончил».

• «Он был в Веракрузе за три дня до убийства» – неточно. Поскольку Веракрус – название испаноязычное, а в испанском нет звука «з», надо менять «з» на «с». То же касается и имён-фамилий: Чавес, а не Чавез, Мендоса, а не Мендоза, и т.п.

• Или «НА кровати», или «В постели». Не «в кровати» – т.е. опять-таки не наоборот!

• Если речь идёт о кухне, как о помещении в квартире или доме, – то не «на кухне», а «в кухне». Если же, например, как о цехе, – то можно «на кухне»: «Он работал в ресторане на кухне».

• Винтовка и ружьё – разные вещи. Точно так же револьвер и пистолет – совсем не одно и то же. По-английски часто всё это хозяйство называется «gun», поэтому нужно внимательно смотреть на видео, чтобы не обозвать револьвер пистолетом и наоборот. Если «gun» не показывают или если нет уверенности, можно перевести «оружие» или «пушка», «ствол», коль скоро это уместно стилистически и жанрово. (У ружья – в отличие от винтовки – заметно более «толстый» ствол, большего калибра. У револьвера – в отличие от плоского пистолета – круглый выпуклый барабан с патронами.)

• Патрон состоит из гильзы и пули. При выстреле пуля вылетает из ствола, а гильза выбрасывается (исключение – револьвер, где стреляная гильза остаётся во вращающемся барабане). По-английски часто и патрон, и гильза, и пуля называются «bullet»! Если речь не о стрелковом оружии, а об артиллерийском орудии, то там – не патрон, а снаряд, состоящий из гильзы и собственно снаряда (не пули).

• Нажать на курок нельзя! Его взводят, а потом спускают нажатием на спусковой крючок – и происходит выстрел. Итак, можно или «спустить курок», или «нажать на спусковой крючок» (или, разговорно, «нажать на спуск»).

• «Погиб» и «умер» – не одно и то же. Хотя результат, грубо говоря, одинаковый. В скудном английском разницы нет – «died» и точка. Но в богатом-то русском она есть! Чувствуете её? (Есть и третье слово – «убит». Итак, счёт 3:1 в нашу пользу!)

 

Глава V. Примерочная,

или «You are welcome»

 

 Переводить не слово в слово, но смысл в смысл.

(Святой Иероним, покровитель переводчиков)

Все мы знаем, кто такие «ложные друзья» переводчика (ЛДП), но с упорством, достойным лучшего применения, продолжаем попадаться на них. Вот примеры этих и других самых распространённых ошибок, встречающихся в кинопереводах постоянно…

Agent – «представитель», «посланник», не только «шпион», «агент»

Athlete – «спортсмен», не только «атлет»

Bathroom – чаще «туалет», нежели «ванная» (см. ниже «Toilet»!)

Believe – «считать», «думать», «полагать», не только «верить» (I believe… – «полагаю», «на мой взгляд»)

Body – «организм», не только «тело»

Bug – «насекомое», гораздо реже – «жук»

Cylinder – «баллон» (напр., газовый), не только «цилиндр»

Design, designer – чаще «конструкция», «конструктор», «разработчик» (реже «дизайн» и «дизайнер»)

Diet – «рацион», «состав пищи», «питание», не только «диета»

Discover – «выяснить», «узнать», не только «открыть»

Effect – «воздействие», «последствия», не только «эффект»

Excuse me? (как и «Sorry?», «I'm sorryи «I beg your pardon) – в форме вопроса это не «Простите?», а вежливая или наоборот – глумливая форма переспрашивания «Что-что?», «Что?», «Что, простите?», «Не понял?»

Expert – реже всего «эксперт», чаще – «специалист», «знаток» или, в сочетании с профессией, «опытный» (expert diver – опытный аквалангист, опытный ныряльщик)

Family – «родные», «родственники», «родня», «близкие», не только «семья»

Farmer – не только «фермер», но и «крестьянин», «земледелец» и т.п. (в Древнем Риме или Египте, империи майя или Китае династии Цинь не было фермеров!)

Festival – «праздник», «праздненство», «смотр», «гулянье», в последнюю очередь «фестиваль»! В русском языке «фестиваль» означает «массовое праздненство, включающее в себя показ, смотр каких-либо видов искусства»! Переводить каждый деревенский праздник словом «фестиваль» – в очередной раз покупаться на ЛДП.

Fun, funny – почти всегда «забава–забавный–забавляться», «развлечение–развлекаться», «оттягиваться», «зажигать», «занятно», «интересно», «классно», «здорово», «прикольно», «клёво», почти никогда «весело–весёлый–веселиться»

Gland – железаелезы), не «гланды»

Good job (как и «nice job», и т.п. «jobы») – похвала «молодец!», а не «отличная работа»

Hate – «не любить» (I hate… – «мне не нравится», «не хочется», «терпеть не могу»), не только «ненавидеть»

Hospital – «больница», «клиника», «лечебница» и т.п., если речь не идёт об армии, т.к. по-русски «госпиталь» – только военно-медицинское учреждение

He knows how to swim – не «знает, как плавать», а «умеет плавать»

Yes, sir! – «Так точно!», а не «Да, сэр». Или «Есть!». То же, что в немецком – «яволь». Так – «Yes, sir!» – отвечают даже женщинам-командирам и дамам-начальникам, не только мужчинам!

Industry – «отрасль», «род занятий», «сфера», не только «промышленность», «индустрия»

I can't believe… – «как ты мог!», «быть не может!», «это же надо!», «подумать только!», «вот это да!», «невероятно», «ну, знаешь ли!», гораздо реже буквальное «поверить не могу»

I know – в 99% случаев не «я знаю», а поддакивание «да», «ну да», «да уж», «ещё бы», «конечно», «ясно», «понимаю»

I’m not sure – гораздо чаще «не знаю» или «не думаю», нежели «не уверен»

King – не только «король»! Но и «царь», «фараон», «император», «властелин», «правитель», «хозяин». (Например, такие переводы, как «Клеопатра – королева Египта» и «Королевский архив Китая» – это кошмар на улице Вязов!)

Last night – гораздо чаще «вчера вечером» или просто «вчера», нежели «вчера ночью»

Liquor – не «ликёр», а «крепкое спиртное», «выпивка», «жир» («ликёр» – «liqueur»)

Lobster – «омар» (морской рак), «лангуст», а не «лобстер»! Слова «лобстер» в русском языке не существует!

Make sure that you… – не только «убедитесь, что…», но и «обязательно сделайте так…», «пусть будет…»

Material – «вещество», «субстанция», «факты», «данные» (особенно в документальном кино), не только «материал»

Meet – «знакомиться», не только «встречаться»

Middle East – в 99% случаев «Ближний Восток», а не «Средний Восток»

Mission – «экспедиция», «операция», «предприятие», «задание», не только «миссия»

Mud – чаще «грунт», «земля», «почва», «ил», «тина», нежели «грязь» 

Nice try – «зря старался», «ловко», «близко, но мимо», «почти», а не «неплохая попытка»

Object – «предмет» в широком смысле, не только «объект»

ОК – в русском языке нет слова «о’кей»; варианты: «ладно», «хорошо», «понял», «ясно», «конечно» и т.д. (или вообще ничего!)

Office – «кабинет», не только «офис»

Officer – реже всего переводится как «офицер»; по-русски «офицер» – военнослужащий в определённом звании; английское слово officer означает служащих в самом широком смысле (наиболее нелепые примеры перевода: station officer «офицер станции скорой помощи»; UN officer «военный представитель ООН»; animal collection officer «офицер, занимающийся спасением животных»)

Peanut butter – «арахисовая паста», «ореховая паста», а не «арахисовое масло»

Place – чаще не «место», а «город», «населённый пункт», «дом», «ресторан», «помещение», «заведение», «квартира», «жильё», «регион», «район», «область»

Plan B – не «план «Бэ». У этого словосочетания есть перевод на русский – «запасной вариант».

Police – не только и не столько «полиция», сколько «полицейские», т.е. совокупность людей, служащих в полиции! Неслучайно глагол с этим существительным – скажем, в Present Indefinite Tense – всегда стоит во множественном числе! Например, «police say». Или, например, в перечислении «police, firemen» понятно, что «полицейские, пожарные» лучше и точнее, нежели «полиция, пожарные», т.к. перечисляются однородные члены предложения. 

Primitive – «первобытный», не только «примитивный»

Products – «изделия», не только «продукты»

Professor – в 99% случаев просто «преподаватель», а не «профессор»

Protocol – «правила», «инструкции», «руководство», «регламент», «порядок действий» и т.п., а не «протокол», у которого в русском языке нет таких значений! (По ситуации вместо «по протоколу мы должны направить» можно перевести «полагается направить», вместо «какой здесь протокол?» – «как мне себя вести?». См. пример ниже – «It’s the protocol» – «Так полагается».)

Prototype – чаще «опытный образец», «предсерийный экземпляр», «пилотная модель», нежели «прототип»

Queenне только «королева», но и «царица», «богиня» (кстати, «queen of drama» – отнюдь не «королева драмы», а «истеричка»)

Room – «помещение», «пространство», «номер (гостиничный)», «зал», «камера», «кабинет», не только «комната»

Sabotage – «диверсия», не только «саботаж» (а это отнюдь не одно и то же!)

School – «косяк», «рыбья стая», не только «школа»

Seal – «герметизировать», «уплотнять», «перекрыть доступ воздуха», не только «печать», «запечатать»

Steal – часто «отобрать», «отнять», «лишить», «увести», не только и не столько «украсть» (кража – тайное похищение, а речь часто идёт о грабеже, разбое!)

Story«рассказ», «роман», «повесть», «выдумка», «сюжет», не только «история»

Structure – «здание», «строение», «сооружение», реже «структура», «конструкция»

Student – «школьник», «ученик», не только «студент»

Sympathy – «сочувствие», а не «симпатия»

Technically – «формально», «строго говоря», «вообще-то», «теоретически», не только и не столько «технически»

Technology – гораздо чаще «техника», «технический», нежели «технология», «технологический»

Test – «экзамен», «испытание», «проверка», «опыт», не только «тест»

Theory – «гипотеза», «версия», «предположение», не только «теория»

Toilet – типичный ЛДП. Чаще всего это не «туалет», а – пардон! – «унитаз». В основанной пуританами Америке слова «туалет» вообще стараются избегать, изобретая всяческие эвфемизмы типа «bathroom», «ladies’ room», «restroom», «the john» и проч. (Как возмущённо говорила Раневская в ответ на упрёки в грубости: «Как же так! Жопа есть – а слова «жопа» нет?!») Поскольку в ихних американских частных домах санузлы в основном «совмещённые», а в общественных зданиях – чисто «туалетные», надо всякий раз переводить по ситуации, учитывая разницу между ванной комнатой и сортиром! И разницу между ними – и унитазом!

Truckв США этим словом называют не только грузовики, но и автомобили с самым распространённым там типом кузова – пикапы. Поэтому надо внимательно смотреть на видео! (Если речь таки про пикап, можно переводить и «машина».) 

Why? – часто «зачем?», «для чего?», «а что?», не только «почему?»

Youth – «юнец», «мальчишка» («unbearded youth»), «юноша» («gentle youth»), «молодой человек» в зависимости от контекста 

 

А вот примеры удачного перевода смысла, а не слов.

A lot of pressure on him right now. Он сильно волнуется.

Fair enough. Будь по-твоему.

Fingers crossed. Будем надеяться.

Great! Ещё не хватало.

Guilty. Каюсь.

He ruined my life. Он лишил меня всего.

I dont think so. Сомневаюсь. / Лучше не надо.

It’s complicated. Долго объяснять.

Its not safe. Это опасно.

Its the protocol. Так полагается.

It’s up to all of you. Решайте!

It was an accident. Я этого не хотел.

Make sure hes OK. Проверь, как он.

So you say! Рассказывай! / Так я тебе и поверил!

Team work. Давай вместе.

Tell me more. В смысле?

The last thing I want. Я совершенно не хочу, чтобы.

This makes sense. Оно и ясно.

We got a problem. Дело плохо. 

Who's asking? А ты кто такой?

You are the boss. Как скажешь.

You are welcome. Можете не благодарить!

You know what’s your problem? Знаешь, в чём твоя беда?

 

Заключение

В кинопереводе всё должно быть прекрасно:

и язык, и укладка, и разметка, и оформление…

(из неопубликованного)

Любите ли вы чтение так, как люблю его я, и т.д.? Читайте, коллеги! Как можно больше! Запоем! Причём, разумеется, не переводную, а русскую классическую и хорошую советскую литературу! Переводчику, как и редактору, остро необходима начитанность! Это обогащает ваш язык, лексикон, запас стилистических приёмов, арсенал выразительных средств.

Когда вы постоянно переводите и пишете, вы внутренне тратитесь. И эти растраченные ресурсы, эти запасы – лексической и стилистической выразительности, душевные, эмоциональные, интеллектуальные – необходимо не только восстанавливать, но и обогащать, и наращивать! Если не читать постоянно, то довольно скоро вы заметите – или вам заметят! – что вы пишете всё более и более плоско, скучно, неточно и проч.

Автор перевода – писатель, он должен уметь выражать мысль по-русски, в заданном стиле и лаконично. Когда некоторые фразы кажутся вымученными – значит, вы никак не могли оторваться от перевода слов. Когда ваш язык кое-где не гибок и не изящен – это верный признак того, что нет подпитки хорошей литературой. Может быть, у вас на это не хватает времени?.. А на что хватает?..

Надо читать, читать и ещё раз читать – без этого нет переводчика, литератора, Автора Киноперевода! 

При копировании данного текста указание на автора и источник, сайт Кириллица, обязательно.